В память об ушедших поэтах


                                                                                               Уйду из мира – это минус,
                                                                                               В стихах останусь – это плюс.
                                                                                                       Игорь Селиванов,
 Нефтекамск

В стихах остаться, значит, оставить частицу души людям. Не в этом ли заключается главная задача человека, взявшегося за перо?
Перебираю в памяти ушедших поэтов…
Евгений Орловский. От него всегда исходила теплота, уверенности, правильность жизни. Он был надёжным человеком, и я бы пошла с ним в разведку. Его душа навсегда запечатлела войну, но в ней осталось место лирике. Чудесные качества его души: помнить прошлое, жить настоящим и верить в будущее. Мои любимые стихотворения Евгения Петровича:

ДОКТОР ТАНЯ

В минуты судорожной муки
В бессонных сумерках палат
Нас воскрешали ваши руки,
Плыл белым облаком халат.

Приятный голос с придыханьем,
Произношенье с мягким «р»
Мы Вас любили, доктор Таня,
Как женской нежности пример.

Вы как-то раз ко мне нагнулись,
Я Ваши руки взять посмел:
Кто был в палате – отвернулись,
А мой сосед так побледнел!..

Но жизнь быстра, любовь как свечка,
Короток госпиталя срок,
И на высокое крылечко
Вы прибежали в тот часок.

Я задохнулся от прощанья,
Губам, казалось, не остыть…
Был поцелуй, как обещанье
Любить и жить, любить и жить!


СПУТНИКИ

Машина кренится жестоко.
Ложатся листья на стекло.
Зачем осенней поволокой
Нас в эти дебри занесло?
Давно забытую дорогу
Скрывает влажный листопад.
Вы недоверчивы немного
И прячете свой быстрый взгляд.
И пересохшими губами
Вбираю влагу ветерка.
Мне смутновато перед Вами-
Уж не влюблен ли я слегка?!
Но беспокойные мечтанья
Не облегчают суеты.
Осеннее очарованье
Вам не прибавит красоты.
Окончится лесная сказка,
Изменит всё опушки свет,
Волшебные поблёкнут краски…
Забудем. Не было и нет.


Рудольф Перегудов. Балагур, любил свою профессию, текстильный комбинат, людей, природу.

БЕЛЫЕ КОСТРЫ

Черёмух белые костры
Дымятся утром над рекою-
И благовонны и чисты,
И не дают душе покоя.
Меня тревожит и знобит
От той черёмуховой вьюги,
Когда она вовсю пуржит
Как в зимний день, по всей округе.
Бушует в сердце юный май,
Медовый воздух опьяняет…
Костёр любви не затухай,
Когда вдруг стужа наступает.

ПРИМЕТЫ ОСЕНИ

Есть у осени примета,
Это- седина,
От которой много света,
Даль ясней видна.
Стали ноченьки длиннее,
Лист с берёз летит.
В перелесках всё светлее
Серебро звенит.
Белой тонкой паутинкой
Виснет на кустах.
Горечь солнечной калины
Рдеет на устах.
Воздух чистый и ядрёный,
Как вино пьянит,
Лишь сосновый бор зелёный
Преданность хранит.

Валерий Иванов – мой телефонный друг. Мы читали друг другу стихи по телефону. Он называл меня мадам. В память о нём я написала романс.

ПОЗВОЛЬТЕ ВАС, МАДАМ, ЛЮБИТЬ

Памяти Валерия Иванова
Позвольте вас, мадам, любить,
Позвольте вами восхищаться,
Позвольте прошлое забыть
И впредь к нему не возвращаться.

Позвольте мне счастливым быть
И вновь воспрянуть от забвенья,
Позвольте снова пережить
Любви прекрасные мгновенья.

Позвольте верность вам хранить,
Сгорать от страсти сумасшедшей,
Позвольте вас боготворить,
Вы – ангел мой с небес сошедший.

Позвольте вас, мадам, любить…

По трагической случайности он был прикован к инвалидной коляске, но стремился быть в курсе событий. Он любил Родину, наш город, боготворил женщину.

НАШ ГОРОД
Есть прелесть в старых городах,
Их исторические связи,
Традиции, своеобразие…
Чайковский выглядит не так.
Он юн и несколько типичен,
Но то, что город необычен-
Читается в его чертах.
В них отражение мечты,
еЁ созвучие с природой
И сочетание находок
С врождённым чувством красоты.
Красив он летом и зимой,
Прекрасен осенью, но в мае,
Когда природа, просыпаясь,
Оденет молодой листвой
Его аллеи, скверы, парки,
Среди деревьев пышных, ярких
Стандарт утратит облик свой
И город выглядит иным,
Совсем иным – полувоздушным…
Да разве можно равнодушно
Бродить по улицам родным.


ЛИЛЬКА

Между руслом старицы,
Рукавом реки
Огонёчек шарится
В зарослях ольхи.
Над лугами стелется
Лёгонький туман.
И плывёт в нём девица,
Гордо выгнув стан.
Лёгкие движения,
Ах, какой пассаж!
Самовыражение,
Явь или мираж?
Лилька с нашей улицы,
Лилька, как дела?
Длинная, сутулая
Лилька расцвела.
Стала стройной, рослою,
Явь или обман?
На зелёном острове
Чары и дурман.
Лилька с белой лилией
В русых волосах,
Грация, идиллия,
Шалые глаза.

Лариса Тимофеева. Обворожительная, с тихим бархатным голосом, излучающая любовь к людям, к животным, к природе.

БЛАГОДАРЕНИЕ

Из букв рождаются слова,
Потом уж строчки.
Я водопады слов дарю,
Потом уж точки.
Дарю дорогу и шаги,
Потом уж встречу.
И свежий ветер я дарю,
Потом уж вечер.
И стих свой маленький дарю
Короче вздоха.
Люблю тебя, боготворю,
Моя эпоха.


МИШЕНЬКЕ

Как солнце сияло,
Играла река,
И рыбки съедали
Наживку с крючка.

Так радостно было
Нам рыбок ловить.
Так весело было
Меж сосен бродить.

Но вот ты уехал,
Замёрзла река
И бабушке скучно
Без рыбака.


Анатолий Зашихин. Его поэзия – это надрыв души страдающей, любящей, находящейся в поиске истины.


Открой мне истину, отец,
Скажи, что был ты правый,
Что твой божественный венец
Не сколотый, не ржавый!

Скажи: «Несмел я и не смел
Искать изъян начала»…
Отец, я правды не хотел,
Но правда – в дверь стучала!

Она сказала: «Не молчать!
И суд вершить исправный»…
Прости, что я дерзнул сорвать
С тебя венец державный!..

И что открыл, и что постиг,
Чего достиг я, Боже!..
Отец, прости меня, прости:
Ты - истины дороже!



У деревьев корявые руки,
Не деревья, а будто старухи.
Под ногами у них стынет медь,
Но её им поднять не суметь.
И, воздев к небесам свои руки,
Они ждут избавленья от муки:
Белый саван с небес,
белый плат…
Осень, осень,
не надо утрат!.

День осенний с бескорыстным златом
Человеческий не тревожит слух…
Дух Поэта тянется к утратам,
Потому что не утрачен дух!

Где ты юный, где ты сильный, прежний?
Почему земной твой взгляд потух?..
Дух Поэта тянется к надежде,
Потому что безнадёжен дух!..


Когда приходит
Душу взяв в полон,
Большая грусть-
Одна со всех сторон,
В комнате
Иль в тамбуре ночном
Стихи читаю
От других тайком,
Стихи свои,
Стихи себе,
Вернее,-
Собственной судьбе!..

Дмитрий Соловьёв. Неравнодушный человек, любил жизнь, природу, верил в светлое будущее страны.

В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

Ах, давно ли мы цвели,
Как ромашки в поле.
И на зов гармошки шли
С песней на приволье.
Жизнь, казалось, впереди
Будет длиться вечно.
Не убавится в груди
Доброты сердечной.
Быстро времечко бежит,
Как в разливе воды.
Только жить бы нам да жить,
Но уходят годы.
Но не гаснет свет любви,
Жизнь не умирает,
Если в сердце и крови
Музыка играет.
Жаль морщинки возле глаз
Скрыть не удаётся.
Но пуститься в перепляс
Сердце так и рвётся.

МАТЕРИ

О чём задумалась, родная,
Смотря в окно в вечерний час?
Какая дума роковая
Тебя преследует сейчас?
Иль, может быть, тоска- кручина
Печалит на закате дней?
Иль жизни близкая кончина
Тебя пугает всех сильней?
Зачем о том жалеть сейчас?
Зачем напрасно убиваться?
Ведь наша жизнь и после нас
Всё так же будет продолжаться.


Фёдор Гавшин. 28 лет был редактором газеты «Уральский текстильщик». Спокойный, рассудительный, требовательный к себе и к людям.

К ИТОГАМ
Разве знали мы,
разве ведали?..
Кто такое мог
предсказать!
Если предали
самых преданных,
Что хорошего
можно ждать?
Говорили нам:
«ускорение»,
Призывали нас:
«больше дел»,
Утонули же
в словопрениях,
В экономике – беспредел.


СЛОВА НА СНЕГУ

Как будто сосны заплясали,
Когда у тропки на снегу
Я прочитал: «Люблю Вас, Валя,
И жить без Вас я не могу».
Слова знакомые, простые,
Совсем не новые слова,
Но почему слова такие
В душе добавили тепла?
А ночью юность вдруг приснилась:
Как будто я нарвал цветов,
И восьмиклассницей с косичкой
Явилась первая любовь.

Николай Бурашников. Выходец из глубинки, певец малой родины. В его стихах – простота изложения и глубина мысли. В обыденных явлениях окружающего мира он видел философское начало. Жаль, что встреча с ним при жизни не состоялась.


Это как понять- уразуметь,
И откуда – разгадай секрет:
Есть дуда – да некому дудеть,
Есть дударь – опять же дудки нет?
Как понять, что на Руси Святой
Черт-те что, куда не погляди:
Есть земля, а хлеб едим чужой,
Избы есть – бездомных пруд пруди?..


И устал мужик, и лёг в траву,
Не желая ни воды, ни хлеба.
И увидел, наконец-то небо.
Не во сне увидел – наяву.
Удивился – что за благодать!
Плыли облака над ним, как в детстве.
Выпорхнуло жаворонком сердце,
Поднялось и стало трепетать.
Пело, трепетало, и в селе
Поднимали головы старухи.
В мужик лежал, раскинув руки,
Словно крест на горестной земле…


Хмель опутал плетни.

В лунном свете деревня.
У сарая в тени
Чуть мерцают поленья.

Тихо так и свежо.
Пахнет убранной рожью.
На душе хорошо
И немного тревожно.

Вон, вдали, над холмом,
В этот час неминуче,
Задышав сентябрем,
Собираются тучи…


Виктор Дворник. 23 года возглавлял литературное объединение при редакции газеты «Огни Камы». Прекрасный собеседник, умеющий слушать. Изучающий взгляд. Загадочная улыбка. Лирическая душа.

В сторожке – влажный запах хмеля.
Кряхтенье стен. Квадрат окна.
Встаёт холодная луна
и драму вечную Авеля
несёт над лесом. Здесь без сна
хожу. Хожу один кругами,
звончайшей тишью оглушён…
Догнал меня и за лесами
Разбитой жизни звон.

ЗЕРКАЛА

Чисты лесные зеркала,
В них тонут небеса бездонны.
На тучке белой уплыла
В цвету неброском ветка клёна.
Не знаю лучших я зеркал,
Чем эти – из водицы талой.
Вчера в них честно прочитал,
Что одинокий я и старый.

Тополя вы мои, тополя,
Нынче рано вы что поседели?
Поутру завздыхала земля
В скорбном шелесте жёлтой метели.

На тропинках заветных лесных
Летних радуг мерцают осколки,
Из долин наплывает лесных
Холодок – и тревожный и колкий.

Никуда от зимы не уйти.
Уходить от зимы и не надо,
Чтобы в жизни ценить и блюсти
Половодье цветущего сада.

Алексей Саранов. Весельчак, гармонист, романтик, очень много читал, постоянно самообразовывался.

Коса. Роса. Росиночка. Россия.
Любимых слов такой простой подбор.,
Как будто где-то утром синим
Далёкий журавлиный перебор.
Когда? И кто назвал её впервые?
Никто на это нам не даст ответ…
Но тот, кто произнёс тогда – Россия,
Был, правда, замечательный поэт?

НОЧЬ

Ночь сорочку звёздную надела
И накрыла плечи тишиной,
Повязала стан туманом белым-
Лёгкою прохладной пеленой.
И спешит, цепляясь за деревья,
Всё живое в мире усыпить…
Только всё ещё не спит деревня,
Тихая, как бабушка, на вид.
Только в полумраке этом сонном
Слышится бессонная гармонь,
Да нетерпеливые ладони
Ищут чью-то тёплую ладонь.

ДАВНЕЕ

Трава росой заплакана,
Смеётся ветерок.
На ландышевом запахе
Настоян вечерок.
Затихли гулы звонкие
Работника- денька.
У клуба парни с хромкою-
Негромкою пока.
Девчата – звёзды ясные,
Как месяц – гармонист.
И дроби, дроби частые,
И молодецкий свист.
Жар-птицами косыночки
На девушках горят.
Частушки ягодиночкам
Намёк в себе таят.
А мальчики не гордые-
Им песня не милей-
Уходят каждый под руку
С подружкою своей.

Валентина Ремизова. С её творчеством я познакомилась недавно. Любовь. Разлука. Боль. Надежда. Всё, о чём болит душа, отражается в её стихах.

Колокола души моей,
Зачем печально так звучите?
Как видно, снова тьму ночей
Без сна сулите?

Другую песнь колокола
Недавно пели:
Что в сердце вновь весна пришла-
Звенят капели.

Но быстро осень подошла,
Вновь в сердце стужа…
Уймитесь же, колокола,
Покой мне нужен.


Снова серая, стылая осень.
На дворе октябрь- листобой.
Стала редкостью неба просинь,
Ещё реже встречи с тобой.

Виновата ли осень – остуда,
Что не венчаны снова с тобой?
Мы всё ждали какого- то чуда,
А пришёл октябрь – листобой.

Вот последние листья опали,
Ветер – странник унёс их с собой.
На душе паутина печали –
Разлучил нас октябрь – листобой.

Юрий Елькин. У него сложная трагическая судьба. Однажды он принёс мне стихи, а вскоре свёл счёты с жизнью. Думаю, что его последним желанием было, чтобы эти стихи были опубликованы. Я испытываю чувство вины от того, что это до сих пор не сделано.

МОЛИТВА
Моя тоска и безутешность,
Как деньги медные, звенят.
О, грешен… Я смертельно грешен.
О Господи, прости меня!
Спаси, оборони, помилуй…
Не снесть поклажу – упаду.
Не рай прошу, а только силы –
Душевной – не гореть в аду.
Я плачу, Господи, я верю!
Не брось в паденьи сироту,
Ведь я грехом своим измерил
Любовь Твою и доброту. Люби меня. Душа сиротка
Так часто просится к Тебе…
Ягненок ясный, чистый, кроткий
Уж все собрался претерпеть.

ИСПОВЕДЬ

Получается? Или получится…
Засияет ли свет впереди?
Жизнь моя – это только созвучия,
От которых тесненье в груди.
Жизнь моя – это только искания
Бога в небе и Бога в себе:
Покаяние, самокопание,
Бесполезность и высший Обет.
Жизнь моя – это страхи животные,
Что пристынет к подошвам грязь
Раньше, чем от столба поворотного
Дотащусь, этой грязью гордясь.
Жизнь моя – ускользание истины.
Только вижу, как в лужах крови
Отражаются звезды очищенным,
Саможертвенным светом любви.

С БОГОМ!
И вот уж вы, и вы дождались Света.
И у отцов, что ненавидели меня,
Четыре поколения к ответу…
Праправнуков уже при нас казнят.
Праправнуки –то эти – это дети
Мои, Господь. Не хватит ли вины?
Меня казни. Меня! За все отвечу,
За всех приму. Меня, меня казни…
Иль дай допеть.
Дохнуло из деревни,
Переступает кто- то чрез порог.
И вот: уже зовет домой Есенин.
И вот: уже благославляет Блок.
А там –то, там, где зацветает липа,
Где трудится пчелиная семья,
Там ждет меня до стонущего всхлипа
Девчонка – Русь. О, скоро ль буду я ?!

Очень важно, чтобы поэтическое наследие прошлого сохранялось и приумножалось. Приведу очень верные слова Д. Касьяновой из газеты «Деловое Прикамье»: «Общество, у которого нет Поэта – всего лишь немой. Может быть великий немой, но ни сказать о любви, ни вскликнуть от радости, ни пожаловаться на боль, ни предупредить об опасности – не может.
Отечество у нас большое. К пророкам относятся соответственно – на таких просторах не докричишься. И стольких уже не услышали, и так за это платим, и так мало поняли, за что платим!»

                                                                                                                        Валентина Пустовалова